• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: impressions (список заголовков)
19:55 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
у моего дневника начинается наполеоновский период…


«…Наполеон с лотка продает ордена,
Медали и выцветший стяг.
Ван Гог хохочет: "Нет, ты - не император,
Я знаю, ты - просто коньяк!
Но я возьму весь товар, правда только на вес" -
И он достает безмен.
В это время Луна, как ржавый таз,
Встает над городом N…» (с)


@темы: Наполеон и я, impressions

20:02 

ой, бля

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
…новый год вваливается как-то особенно бесцеремонно. Вот он уже тут, топчется своими грязными сапогами…

… (1.01) Пока все за столом шутят, пьют, едят и весело проводят время друг с другом, я отвлекаюсь на телевизор. Который между делом вещает, какие премии получают так называемые певцы за то, что целый год ебали мне мозги в маршрутках, в магазинах, кафе, и даже на работе… И тот, кто ебал особенно эффективно, получает самую лучшую премию.
Чтобы как-то себя развлечь, я пытаюсь представить, например, как Джим Моррисон получает «Золотой граммофон». А на фоне играет «за-ла-той-гра-ма-фон». Но почему-то мне не смешно…
Все-таки, представлять на этом месте Джима – кощунство, надо было выбрать кого-то вроде Озборна что ли…

… (… .01) Читаю Лу. «Благодаря атомным часам секунда получила новое определение. Раньше под секундой понимали 1/864000 суток, теперь же секунда – это 9192631770 колебаний атома цезия. / Мне кажется, это много. <…> Я легко могу определить на глазок, четыре или девять коров пасется на лугу, но если их будет больше пятнадцати, то мне уже надо считать их по одной. А все, что больше тысячи, становится для меня неразличимым. / я не могу контролировать атомы цезия. / Я вынужден полагаться на то, что Поль знает, что говорит. / Я вынужден верить ему на слово».
Я пытаюсь представить 9192631770 колебаний атома цезия в секунду.
Так же, как и герой Лу, не могу…

… (6.01) У меня есть две тысячи рублей в кошельке, час свободного времени, и я бравым шагом марширую в поисках чего-то на распродажах в Меге.
Суни Ли, Султанна Французова… Мне нравится прикасаться к несинтетическим тканям. Шелк, бархат, кружево – все сшито по-честному, аккуратные швы и ровный крой.
Королева Марго во мне говорит: «Давай купим это платье». Я говорю: «Ты что, это же дороже моей месячной зарплаты». Марго не меняется в лице – потрясающее самообладание, но еле слышно скрипит зубами.
Мы – традиционно – идем в OGGI…

… (8.01) Праздники закончились, в моей квартире полный разгром, усугубившийся новым штативом и тяжеленным справочником о Дали, утверждающем, что он содержит все его живописные работы за исключением тех, в авторстве которых наличествуют сомнения. Я сижу перед монитором в красно-серых полосатых гетрах, пью посленовогоднее шампанское и пишу этот невменяемый пост…


@музыка: &quot;Праздники прошли, нас нагнали будни...&quot;

@темы: Наполеон и я, impressions, still life

12:56 

Грибоедовский вальс

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
В отдаленном совхозе "Победа"
Был потрепанный старенький "ЗИЛ".
А при нем был Степан Грибоедов,
И на "ЗИЛе" он воду возил.

Он справлялся с работой отлично.
Был по обыкновению пьян.
Словом, был человеком обычным
Водовоз Грибоедов Степан.

После бани он бегал на танцы.
Так и щупал бы баб до сих пор,
Но случился в деревне с сеансом
Выдающийся гипнотизер.

На заплеванной маленькой сцене
Он буквально творил чудеса.
Мужики выражали сомненье,
И таращили бабы глаза.

Он над темным народом смеялся.
И тогда, чтоб проверить обман,
Из последнего ряда поднялся
Водовоз Грибоедов Степан.

Он спокойно вошел на эстраду,
И мгновенно он был поражен
Гипнотическим опытным взглядом,
Словно финским точеным ножом.

И поплыли знакомые лица...
И приснился невиданный сон -
Видит он небо Аустерлица,
Он не Степка, а Наполеон!

Он увидел свои эскадроны.
Он услышал раскаты стрельбы
Он заметил чужие знамена
В окуляре подзорной трубы.

Но он легко оценил положенье
И движением властной руки
Дал приказ о начале сраженья
И направил в атаку полки.

Опаленный горячим азартом,
Он лупил в полковой барабан.
Был неистовым он Бонапартом,
Водовоз Грибоедов Степан.

Пели ядра, и в пламени битвы
Доставалось своим и врагам.
Он плевался словами молитвы
Незнакомым французским богам.

Вот и все. Бой окончен. Победа.
Враг повержен. Гвардейцы, шабаш!
Покачнулся Степан Грибоедов,
И слетела минутная блажь.

На заплеванной сцене райклуба
Он стоял, как стоял до сих пор.
А над ним скалил желтые зубы
Выдающийся гипнотизер.

Он домой возвратился под вечер
И глушил самогон до утра.
Всюду чудился запах картечи
И повсюду кричали "Ура!"

Спохватились о нем только в среду.
Дверь сломали и в хату вошли.
А на них водовоз Грибоедов,
Улыбаясь, глядел из петли.

Он смотрел голубыми глазами.
Треуголка упала из рук.
И на нем был залитый слезами
Императорский, серый сюртук.


(с) Александр Башлачев


а мой внутренний Наполеон в очередном походе...

@темы: Наполеон и я, impressions, чужие строчки, Саша

20:01 

2046

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)


Некоторые картины, песни, фильмы становятся опорными точками. Вне личных рейтингов и хит-парадов, скорее над ними.
Если вы хотите знать обо мне что-то особенное, неизъяснимое, посмотрите «2046» Кар Вая.
Фабула: Он был писателем. Он думал, что пишет о будущем, а на самом деле он писал о прошлом. В его книге загадочный поезд время от времени отправлялся в 2046 год, и все, кто на него садились, стремились погрузиться в утраченное прошлое. Говорили, что в 2046 никогда ничего не меняется. Никто не знал наверняка, так ли это, потому что уехавшие туда никогда не возвращались, кроме одного человека. Он съездил и предпочел вернуться. Он хотел измениться…

отрывок чужой рецензии


@темы: impressions, 8/35 мм

20:04 

обезьяны, Кэрролл и теория вероятности

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Если посадить n-ное количество обезьян за n-ное количество печатных машинок, то через n-ное количество лет одна из них отстучит «Войну и мир». По теории вероятности.
Но можно немного видоизменить задание и дать обезьянам детские книжки и ножницы.
Через несколько лет они сложат из отрывков сказок историю моей жизни…



…если разом осушить пузырек с пометкой «Яд!», рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание. Последнее правило Алиса помнила твердо.
Однако на этом пузырьке никаких пометок не было, и Алиса рискнула отпить из него немного. Напиток был очень приятен на вкус – он чем-то напоминал вишневый пирог с кремом, ананас, жареную индейку, сливочную помадку и горячие гренки с маслом. Алиса выпила его до конца.
………………………………………………………………………………………
- Какое странное ощущение! – воскликнула Алиса. – Я, верно, складываюсь, как подзорная труба…


-… А еще они рисовали… всякую всячину… все, что начинается на М.
- Почему на М? – спросила Алиса.
- А почему бы и нет? – спросил Мартовский Заяц.
Алиса промолчала.
- Мне бы тоже хотелось порисовать, - сказала она, наконец. – У колодца.
- Порисовать и уколоться? – переспросил Заяц.
Соня меж тем закрыла глаза и задремала. Но тут Болванщик ее ущипнул, она взвизгнула и проснулась…


Старый серый ослик Иа-Иа стоял один-одинешенек в заросшем чертополохом уголке Леса, широко расставив передние ноги и свесив голову набок, и думал о Серьезных вещах. Иногда он грустно думал: «Почему?», а иногда: «По какой причине?», а иногда он думал даже так: «какой же отсюда следует вывод?». И неудивительно, что порой он вообще переставал понимать, о чем же он, собственно, думает.
Поэтому, сказать по правде, услышав тяжелые шаги Вини-Пуха, Иа очень обрадовался, что может на минутку перестать думать и просто поздороваться…


Бывают такие дни, когда ничего не получается. Дела не делаются, игры не играются, и все валится из рук. Как будто вас клюнула птица-невезуха.
У Бараша как раз выдался такой день. С утра прошло уже целых полчаса, а поэт еще не сочинил ни одного мало-мальски достойного стихотворения. Все было, как обычно: и слова, и рифмы, вот только вдохновения не было. А без вдохновения, как известно, стихи не делаются. В отчаянии Бараш бил копытом, рвал в клочья бумагу и думал «о грустном»: «Плохи мои дела. Видимо, я больше не поэт… - размышлял он. – Но тогда кто же я? Может быть, пахарь или печник...»


Зимой можно радоваться сосулькам, весной – тому, что они тают, летом – что их вовсе нет, а осенью… иногда кажется, что осенью радоваться нечему. <…> Сложная штука – настроение. То оно есть, а то его нет…

@темы: impressions, с запахом типографской краски

21:45 

повседневное

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Сегодня я снова посетила свою работу. Малявок не было, а от больших мне ничего пока не надо, поэтому весь рабочий день я занималась далекими от профессиональных интересов и должностных обязанностей вещами: пила чай, читала Ялома (ну да, единственное сегодняшнее дело, связанное со специальностью), перекладывала бумажки из стопки в стопку, болтала с Манькой о методике выпекания блинов, тяжких генеральско-артистских буднях и личной жизни директорши (причем, болтала на отлично, маска сидела, как влитая), написала кусок стихотворения и почти дочитала Айвазовский «Другой город».

«Нет никакого города автохтонов, есть лишь бесконечная цепь городов, круг без начала и конца, где равнодушно плещет изменчивая волна законов. Есть город-джунгли и город, где люди живут на ограждениях автомобильных развязок, скрещивающихся в бесчисленных эстакадах, город из звуков, город в трясине, город гладких белых шаров, медленно перекатывающихся по бетону, город, состоящий из квартир, разбросанных по нескольким материкам, город, где из темных туч падают скульптуры и разбиваются о тротуар, город, где путь луны пролегает через квартиры. Все города одновременно центр и край, начало и конец, родной город и колония».

Читаю его долго, невероятно долго, хотя всего романа-то полтораста страниц. Он вязок, туманен и насыщен образами под завязку, их концентрация достигает уровня ядовитости. И я травлюсь им, ломая голову, что подчеркивать. Потому что, если не каждую вторую, то каждую десятую фразу можно смело ставить в эпиграфы.




Прозрачный день, день без метафор. Простым понятным языком.

@темы: школа девятого типа им. М.Ю. Лермонтова, чужие строчки, с запахом типографской краски, still life, impressions

21:39 

читая Айваза

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я уже прочитала «Другой город», прочитала рассказы (все-таки я не любитель рассказов, кем бы они ни были написаны, только Чехов – исключение) и дошла до повестей. У меня скоро буде интоксикация Айвазом.
Ну как можно писать произведения с таким уровнем концентрации невероятных образов?!
Все эти библиотечные джунгли, птицы-декламаторы, огромные долины простыней с лыжниками в ночных сорочках, подземные храмы с наполненными водой стеклянными статуями, комнаты на дне шахт лифта, таинственные квартиры в глубоком шлюзе, кусающиеся пишущие машинки. Некий иной город, прячущийся в тенях и складках пространства. Ожившие, даже не так – выросшие вместе с автором и читателями старые детские кошмары: прячущиеся за шкафами и под кроватью монстры и гробики на колесах, возведенные в степень, обретшие новые формы – совершеннолетние страхи. Приоткрытая дверь в бессознательное. Привет дедушке Фрейду, становящийся в какой-то момент даже гипертрофированно-комичным (рассказ про слоника, читая который вспоминаешь ставшие банальными ключи к основным образам, и смеешься про себя).
И образы у Айваза получаются порой такими болезненно красивыми, что можно просто задохнуться. Они прямо-таки осязаемы, они рисуются перед внутренним взглядом до мелочей, до самых крошечных деталей. Раскаленные под полуденным солнцем ржавые крыши, сырые темные пещеры, сюрреализм и псевдошизофрения в двадцатилетней давности Праге.
Я опять хочу увидеть Прагу. Спасибо Айвазу.

Но плохо лишь то, что он не выдерживает и сваливается за грань. Все СЛИШКОМ, и совершенно нет фона, на котором эта кошмарная сказка заиграла бы. Так легко пресытиться, и я уже объелась. Я уже жду того дня, когда смогу достать с полки «Школу насилия» Нимана, и отдохнуть на этой очередной «лолите» без претензий. Хотя, вообще-то, недолюбливаю проект «ШАГи».

И хочется того, что под кожей. Хочется психологии и физиологии, а не градостроительства.

@темы: impressions, с запахом типографской краски

19:09 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Весна в этом году неестественно светла, тепла, календарно выверена. Даже с опережением, как девочка-отличница с прямым пробором и в юбке за колено, нервно тянущая руку, чтобы рассказать учителю содержание учебника на два параграфа вперед. Такое яркое солнце, и даже небо слепит глаза. Цветы, кошки, птицы, почки, лужи, трава – все в соответствии с легендой, и начинает казаться, что так не может быть, что это не настоящее, что это всего лишь декорации. В которых разыгрывается больше похожая на дешевый фарс драма ухода.

При кажущейся внешней бессобытийности, при ровно текущей жизни, легко укладывающейся в 24, и даже в 23 часа, где-то внутри творятся бархатные революции. Я пересматриваю свою жизнь.
Громко сказано, слишком громко. В лабиринте тонких ледяных зеркал зимы я побоялась бы повысить голос, но сейчас весна, и в несмолкаемом шуме птичьих криков, взвизгивания шин и свиста южного ветра я могу кричать сколько влезет – и все равно останусь неуслышанной. В каком-то смысле это мне на руку…

Если долго не поддерживать жизнь, начинается процесс гниения. Весь мой маленький мир в прелых прошлогодних листьях, и их надо вымести. Надо отпустить их по ветру – глядишь, где-то они станут хорошим удобрением для новых цветов, а пока у меня они только мешают. Отпустить изжившие себя отношения, вещи, мысли, обрывки памяти, чтобы освободить место для новых впечатлений. Этот тянущийся за моей спиной шлейф потерявших хозяев имен, хоровод лиц (или масок?), отзвуки детского смеха людей, безвозвратно потерявших детские черты… умерших людей…

То, что когда-то было самым дорогим, становится безразличным, и от этого бывает страшно, а бывает пусто. Просто надо заглотить что-то обезболивающее и мужественно перетерпеть эту болезнь роста, вытерпеть мучительное проклевывание новых нейронных веточек внутри черепной коробки, до судороги зажмурить глаза. А потом открыть их и с удивлением обнаружить, что живые люди снова стали манекенами. И оглядеться в поисках новых людей… Я искренне хочу верить, что кто-то останется.

Терять целые главы жизни неизмеримо тяжело, но слишком уж сложно стало сводить концы с концами. Что-то обязательно идет вкривь, не срастается, не совпадает… Я желаю всем подряд совпадений, потому что осознала их ценность, их дефицит в собственной жизни. Ван Гог не совпадает с босоножками, выкрашенные синей краской песочницы не совпадают с Фиделем Кастро, Страна Чудес не имеет ю-эс-би-входа. Этот паззл не имеет верного решения.

Я теряю ориентиры и не знаю, кому улыбаться…

«Ты катись, катись, колечко на весеннее крылечко, в летние сени, в теремок осенний, да по зимнему ковру к новогоднему костру…»




Я слушаю Одинокого летчика, кто со мной?

это сам Одинокий летчик Виктор Джалилов =>

сейчас у меня на повторе Эстрадная архитектоника, Свинки в конце лета и Завтрак нагишом

@музыка: Одинокий летчик - Эстрадная архитектоника

@темы: метафоры, impressions

16:29 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я люблю Гришковца нескольколетней давности. Я убеждена, что его концерты должны быть более камерными, менее многолюдными. Тогда, когда он еще не успел получить Золотую маску, когда его знали единицы, мы ходили на «Дредноутов» а Балтийский дом, и лавки стояли прямо на сцене – было очень уютно и никакого ощущения публичности…

Телевизоры не в счет – я видела его второй раз. Он рассказывал о своих планах, об отношении к новому кино, о сибирских городах, о том, что на тех самых «Дредноутах» выступал с расстегнутой ширинкой, и с тех пор все время проверяет перед выходом на сцену, застегнута ли она. Даже на матросских брюках.
Да, говорит, скоро буду сниматься в кино «Хроники утопленника». У меня там маленькая роль лучшего друга. Мне все время предлагают роли лучшего друга. Такого человека, который и деньгами выручит, и советом поможет. Мудак, короче.

Мне нравится его честная простота, его безыскусность, его понимание мира. Нравится его легкая усталость и его активность.
Я не пойду к нему на спектакль, потому что там сейчас слишком людно. Но я найду время, чтобы прочитать «Реки» и «Планку».



!!! В апрельском номере Rolling Stone интервью с Евгением за графином водки. Что он говорит после 100, 200, 500 граммов. Может, и наврано, но великолепно. Читать всем!

150
С.Р. Лондон – эпицентр культуры.
Е.Г. А у нас – эпицентр бескультурья, это веселее.


300
Е.Г. Мне кажется, что Петросян – инопланетянин, и на его выступления приходят одни инопланетяне. А по поводу его жены я выяснил одну вещь. Это моя догадка, я пьян: Юрий Гальцев и Степаненко – это один человек. Они переодеваются просто. Я не знаю, на ком женат Петросян, но это крупная женщина и крупный мужчина с одним лицом. Это сказал пьяный Гришковец.

350
Е.Г. Один талантливый человек как-то сказал про нее: «Рената Литвинова – это первая в истории женщина-мудак». Я сказал точнее, но не так круто: «Рената Литвинова – это Борис Моисеев от кино».

@темы: impressions

20:38 

трэш от Агнии Барто снежным апрельским днем

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Непостоянная северная погода приносит сильнейший, удушающей силы ветер.
Со стороны матушки-природы это форменное преступление против свих двуногих детей. Прошу, лишите ее материнских прав, по крайней мере, в отношении меня.

Апрель. Значит, я опять вынуждена выяснять у младших школьников, кто лишний в ряду: шиповник, сирень, каштан, жасмин, боярышник. А они удивляются, как это я могу знать весь тест наизусть…
Я жду их, сидя на парте в маленьком кабинетике на четвертом этаже, смотрю в окно, сквозь сереющие занавески с мохнатыми райскими птичками, на крышу соседнего школьного крыла и рассматриваю сизого голубя, который всегда сидит на парапете у чердачного окошка. Где-то играет въедливый хит второй свежести.
Этот кабинет – просто случайная клетушка между женским туалетом и выходом на запасную лестницу. Раньше там была, так сказать, костюмерная, где сваливали косо сшитые костюмы неопознаваемых персонажей, шинели, вычурные пиджаки, шторы, плакаты и прочий хлам, теперь все это вынесли во второе здание, а комнатенка досталась нам. Нынешний ее вид способен повергнуть в уныние: пустые громоздкие шкафы, пустой стол, убогие постсоветские парты, разновеликие неудобные школьные стулья, рвущая обои и вылезающая из стен наружу арматура – взгляду зацепиться не за что, взгляд поскальзывается на любом предмете, какой ни возьми, и летит дальше в поисках чего-то, что могло бы вызвать интерес.

Сегодня, ожидая детей, в ящике стола я нашла книгу для внеклассного чтения первашам, а в ней невероятное, просто немыслимое стихотворение.
Его написала всем нам уже на условно-рефлекторном уровне знакомая Агния Барто. Ее безлапые мишки, мокрые зайцы, флегматичные слоны имеют такую основательно-незыблемую популярность, с которой не сравнится ни одна краткосрочная вспышка легкомысленных поп-звезд. И вот оказывается, что эта самая женщина писала еще и такое…
Стихотворение, кстати, называется Ку-ку, что лично для меня является дополнительной тайной за семью печатями. Почему именно Ку-ку? Там нет ни кукушек, ни игр-пряток… Впрочем, смотрите сами

Уже конец урока,
Уже десятый час.
Открылась дверь широко.
Вошел Сережа в класс.

Почему же,
Отчего же
Опоздал на час Сережа?


И здесь, после недолгой прелюдии, мы подходим к самому интересному.

- Мы в трамвае ехали
Собаку переехали,
От испуга бледная,
Собака лает, бедная,
И вокруг все бледные,
И все рыдают, бедные.


И кульминация…

Но я рукою твердою
Беру иголок дюжину
И пришиваю морду
И хвост туда, где нужно.

Собака, оживая,
Встает из-под трамвая,
Встает из-под трамвая,
- Привет, - говорит, - жива я.


Не знаю, кому как, но лично мне уже даже не так интересно, что собака может говорить…
Даже если ты считаешь, что вдоль и поперек знаешь какого-либо автора, всегда остается возможность узнать его с неожиданной стороны. Не перечитать ли мне Чуковского, скажем, или Милна, или Янсон?

А апрель начинается снегом…

@музыка: второсортный поп-хит не первой свежести

@темы: impressions, still life, школа девятого типа им. М.Ю. Лермонтова

21:13 

кухни -> БКЗ

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
он неподражаем. БГ неподражаем.
он прошел невероятно длинный путь, и теперь может делать все, что угодно, говорить, что угодно. он может позволить себе быть смешным, он может вести себя нелепо, он может упасть на колени прямо на сцене и изображать псевдокататонию. он удивительно целен в любом своем проявлении.
что ощущаешь, став бодхисаттвой?

и он улыбается совсем как мой научный руководитель Виктор Юрьевич. Борис Борисович даже внешне все больше и больше на него похож.
я люблю их обоих, как отцов...



если у кого-то есть вчерашние фото с концерта, поделитесь в комментариях.
особенно с санитарами. особенно с его улыбкой.


P.S. спасибо нашему государству, загнавшему подневольных педагогов на медосмотр. теперь у меня будут очки. да.

@темы: impressions, БГ

22:56 

к вопросу о бедных девушках

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Если кто-то успел заметить, то покивает сейчас, а если не успел, то я поясню.
Я привыкла использовать относительно небольшое количество экзистенциального содержания терминов, за каждым из которых стоит вполне определенный образ: Город, семья...
Есть еще один: бедная девушка - и нужно отдать должное Юле Беломлинской, от которой все и пошло


Юля Беломлинская - БЕДНАЯ ДЕВУШКА.
(Посвящается нашим дочерям Полине и Марии)


Бедная девушка - героиня сказок и народных песен. Она может быть любого возраста, принадлежать к любой этнической или социальной группе. Это и Василиса Премудрая и Сестрица Аленушка, это и Золушка, и Принцесса на горошине, андерсоновская Герда и достоевская Грушенька. Она была, есть и будет у всех народов и во все времена. Неизменным у Бедной девушки остается только принадлежность к женскому полу. Родословная Бедной девушки уходит корнями в старинный апокриф: У Адама было тридцать сыновей и одна дочка. А больше, как вам, известно никакого народу на земле не было. Когда пришла пора женить сыновей Адам растерялся. Одну девицу на тридцать мужиков не разведешь, то есть можно конечно, но она быстро износиться и зачахнет. Сидит Адам на крылечке, печалиться, не знает, как быть. Тут Господь Бог, который в ту пору еще не совсем утратил привычку иногда разговаривать с Человеками, спускается к нему с неба и говорит: - Не тужи, Адам, горе твое - не горе, беда - не беда, я тебя научу, что делать. Пойди в лес и приведи оттуда двадцать девять разных тварей, потом накрой их всех большими корзинами, а под тридцатую корзину посади свою дочь. И пусть твои сыновья подойдут, поднимут корзины, вот и будет каждому по жене. Адам конечно удивился и даже слегка расстроился, что основную массу сыновей придется женить на представителях животного мира. Особенно его огорчило, то, что животные должны быть разные. Если бы можно было посадить под все двадцать девять корзин по овечке, оно было бы и ничего, сыновьям Адама, типичным представителям средиземноморского пастушеского племени - это было бы дело привычное, но нет - Господь Бог ясно сказал - разных тварей, и перечить ему было никак нельзя. - Ладно, чего уж там, я тогда еще и птиц прихвачу, хуже не будет - подумал Адам и пошел выполнять приказание, умело замаскированное под дружеский совет. - Ну, да, конечно, чужих-то сыновей каждый может, куда ни попадя подкладывать, своего-то небось на настоящей бабе женил -, бормотал Адам себе под нос, на что Господь, который, как известно все видит и слышит, не выдержал и крикнул ему прямо с небес: - Да уж, своего-то я сдуру женил на настоящей! Так удачно женил, что он вместо того, чтобы по райскому саду прогуливаться, с ангелами на лютне играть, фиги-финики кушать, теперь вот, в поте лица своего овец пасет, на мамонтов охотиться и опять же хлеб добывает. Вот они, настоящие-то, до чего доводят!
Делать нечсго, привел Адам из леса:
1. Волчицу
2. Медведицу
3. Львицу
4. Пантеру
5. Тигрицу
6. Газель
7. Антилопу
8. Олениху
9. Слониху
10. Бегемотиху
11. Обезьяну
12. Корову
13. Козу
14. Овцу
15. Лошадь
16. Собаку
17. Кошку
18. Курицу
19. Гусыню
20. Павлиниху
21. Голубку
22. Перепелочку
23. Страусиху
24. Акулу
25. Золотую рыбку
26. Змею
27. Лягушку
28. Жар-птицу
29. И самку животного Лямур

Посадил их под двадцать девять корзин, как было велено. А под тридцатую корзину залезла его единственная дочка. Сыновьям он не стал ничего говорить, зачем их заранее расстраивать, просто крикнул:
- Ребята, все во двор, жениться!
Вышли сыновья, видят корзины. Говорят папаше по древне-еврейски:
- Батя, это чего у тебя тут?
- Чего-чего- Невесты, вот чего!
Удивились адамовы сыновья.
- Да где ж ты, батя, столько девок-то нарыл? Мы ж вроде Первые люди на земле. Прародители и вообще.
Адам не стал им объяснять, что заместо девок жениться черти на ком придется, а велел молча подходить к корзинами, так, чтобы на каждого сына по одной корзине пришлось. Адам - первый человек, был еще немного похож на своего отца - Господа Бога и умел любить всех своих сыновей одинаково, не было у него специального сына-любимчика, которому он бы хотел помочь выбрать корзину, под которой сидела настоящая девушка. Корзины были одинаковые, братья разбрелись. Каждый стал перед корзиной, и отец дал команду:
- Подымай!
Они подняли крышки и конечно Господь Бог опять сделал чудо, под каждой корзиной оказалась девушка! Девушки были разными: например, Девушка-Слониха вышла толстая, носатая и с маленькими глазками, но зато она впоследствии оказалась отличной кулинаркой, да и ума ей было не занимать, Девушка-Пантера наоборот отличалось нечеловеческой красотой и гибкостью, у Девушки Жар-птицы были огненно-рыжие волосы, а Девушка-самка животного Лямур сверкала огромными голубыми глазами, и вообще в ней уже проглядывало что-то французское. Вообщем, все сыновья обрадовались и скорей побежали играть общую Большую свадьбу. Они пили красное вино, а ничего другого в ту пору еще не было, ни русских с медовухой и водкой, ни немцев с пивом и шнапсом, ни англичан с можжевеловым джином, ни французов с коньяком и шампанским, ни китайцев с ханжой, ни мексиканцев с текилой, ни грузинов с чачей - еще не было. И даже армян не было, хотя в это почти невозможно поверить! Были только Адам и Сыновья, новорожденные невесты и сладкое густое вино, типа церковного кагора. Выпили вина, спели известную свадебную песню "Ломир алэ, анейнэм анейнэм, тринкене глэселе вайн", текст которой теперь, в пору глобального знания английского больше не нуждается в переводе, потому что теперь каждый понимает: "тринкене глэселе вайн" - это переделанное "дринк глас оф вайн" - по-нашему будет "выпьем стаканчик винца!". А "ломир алэ, анейнэм анейнэм" - это уж совсем просто, это значит "давайте все вместе". Так они и поступили - выпили по стаканчику и немножко все вместе друг-другу дали. В этом основная Свадьба и заключалась: которая девушка кому досталась в невесты, тому ей и положено было дать некоторое колличество любви и ласки. После этого она сразу уже называлась Жена. Настоящая девушка - она тоже кому-то досталась. Какому-то случайному сыну. Может Каину, может Авелю, дело прошлое, кто теперь разберет. После этой Свадьбы на земле и пошел весь род людской. Размножились и расселились по всей земле потомки Женщины-Козы, Женщины-Курицы, Женщины-Кошки, Женщины-Обезьяны... Но и настоящая дочь Евы тоже нарожала нимало детей, и ее род, тоже впоследствии распространился по всему свету. От нее-то и пошли все, кто достоин носить высокое звание Бедной девушки. Бедная девушка несет в себе память праматери Евы, о райском саде и счастливой праздности, о легкой жизни и уверенности в завтрашнем дне, о дивных благах, которые она променяла на сомнительное и зыбкое существование вот тут, рядом с практически мало знакомым Человеком. Да, вряд ли она успела в той, небесной жизни узнать его как следует. Но полюбить - успела, и вот - результат: голая земля, сырая пещера, растерявшийся мужик: - Ну и чего ты добилась этим яблоком? Да нет, это было конечно хорошо, но там все-таки рай, романтика, трава мягкая, птицы поют, ангелы пролетают. А теперь мы чего делать-то будем? Холод собачий- тут и лечь-то некуда. Еве ничего не оставалось, как по крайней мере сделать вид, что все, что с ними случилось - это не случайная потачка змею-искусителю, а продуманный и ответственный ее выбор.

- Не скули. Счас затопим. Добудем огонь трением и затопим. А ты бы пошел пока - мамонта завалил бы, вот и будет на что лечь- И он, как вам хорошо известно, пошел. И завалил. Вот она, память Евы - нестерпимая любовь к этой дурацкой, до сих пор неустроенной планете под названием Земля. Нестерпимая любовь к этому непредсказуемому, до сих пор растерянному существу под названием Человек. Мудрость и оптимизм. Вера в собственные силы, бесконечное Созидание и умение его вдохновить на Созидание и научить верить в собственные силы. Вечная мечта когда-нибудь, несмотря ни на что - все вот тут устроить. Бедная девушка - это всегда - да. Бедная девушка - это всегда - дать. Накормить, напоить собою - мужчину, ребенка,землю. Добывать огонь трением. Огонь тела, огонь души. Трением - тела о тело, души о душу. Бедная девушка - мать, жена, монахиня, проститутка. Бедная девушка - мать Тереза и Эдит Пиаф. Бедная девушка - сестра милосердия Всея Земли.

.. БОГОРОДИЦА - Бедная девушка


ЭТО - МАНИФЕСТ. ЕСЛИ ВЫ С НИМ СОГЛАСНЫ - ПУСТИТЕ ЕГО ДАЛЬШЕ ПО СЕТИ.У МЕНЯ НЕТ СВОЕГО САЙТА И НЕ БУДЕТ - Я ПРОСТО РЕШИЛА ЭТОТ ТЕКСТ КИНУТЬ В СЕТЬ - А ТО МЕНЯ ВСЕ СПРАШИВАЮТ - ЧТО ЭТО ВЫРАЖЕНИЕ ЗНАЧИТ. Юля Беломлинская.

@темы: чужие строчки, impressions

18:22 

самое...

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)

Sofias проводит мудреный флешмоб, в котором просит выбрать один из тридцати женских портретов или предложить свой вариант.
И вот ведь странная штука: я с детства невероятно люблю именно ее - Сикстинскую Мадонну: одухотворенную, нежную, мягкую...
Мы изучали ее в художественной школе, и нам много всего рассказывали, но я ничего не запомнила. Только какую-то фразу про шесть пальцев, которые все видят при первом взгляде. Лично по мне, так пальцев очевидно пять. И за словесной шелухой спрятались, пропали, канули в Лету очень важные слова. А что осталось? Эта беззащитная, молчащая женственность Богородицы. Божьей Матери. Мамы. Дающей жизнь.
Возможно, это кощунство, но я искренне считаю, что сотворить и мир, и жизнь, и человека может только женщина. Женщина, всеми путями избегающая войн, рожающая и кормящая детей, сажающая во влажную землю семена. Я не могу понять, почему Бога, несмотря на все отнекивания и уверения в том, что это не по-мужски намеренно, наделяют мужским же полом. Я не спорю насчет существования нашего общего Отца, потому что я доросла до того, что я доподлинно знаю, что он есть, мне не нужно абстрактной веры "верю-хотя-знаю-что-нет".
Но как же может быть Отец без Матери?
Как может существовать мир без Нее?...


@темы: impressions, смещенный ракурс

16:33 

RE I

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я помню RE I еще по картинковому сайту hiero.ru. Всегда любила ее рисунки и невероятно эмоциональные, атмосферные комиксы.

А в прошлом году на книжном салоне - а проводился он в крохотном ленэксповсом павильоне, было шумно и тесно, и я потеряла сережку, одну из тех, что папа дарил маме в молодости - я случайно наткнулась на девушку, продающую комиксы, Мо. И я набрала их почти на тысячу рублей, в альманахах попадалось откровенное барахло, но было и то, что очень-очень мне нравилось. Мо поясняла что-то любопытным, открывала комикс про зайцев на определенной картинке, замечая, что она очень ей нравится и предлагала всем рисовать на стене.

Потом я пожалела, что не взяла несколько экземпляров "Сказки", чтобы дарить потом близким людям. Простая в своей идее история про тайно помогающих девушке найти молодого человека зверей, каждая глава которой нарисована разными художниками, многих из которых знаю и люблю - очень добрая и очень красивая сказка.

Было холодно и противно, я горевала о сережке и читала-рассматривала книжку...



А теперь хочу рассказать об этом вам.




@темы: impressions, галерея находок

16:01 

lock Доступ к записи ограничен

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:29 

как я ходила в кино и влюблялась в кого не следует

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
А дело было так: мы решили пойти в кино на пятую часть ну-вы-поняли-какого-фильма, и, прошу заметить, без какой-либо задней мысли. Потому что трейлер был просто загляденье, да и вообще, это ж пятая часть ну-вы-поняли-какого-фильма…
И все было отлично, мы не опоздали, мы приобрели себе по пол-литра заграничной крашеной газированной отравы и в темнеющем зале за рекордно короткое время нашли свои места, при этом кое-кто очень радовалась тому, что ей досталось тринадцатое кресло. И тут началось…
Занудам, кто с пеной у рта уверял меня, будто бы без предварительного чтения книги, в кино делать мне будет нечего, и якобы новый режиссер снял картину настолько путаную и непонятную, что без ментального суфлерства мадам Роулинг ни черта никто не поймет, могу высказать свое веское фи: сюжет пятого фильма внятен как никогда.

Высказалась, а теперь о главном. Да мне плевать на сюжет, стыковки и нестыковки, связывания концов и неровные швы, потому что я с десятой минуты (или какой там?) действия следила не за сюжетом, а за лицами, жестами, голосами, улыбками, ухмылками… черт возьми меня со всеми потрохами, такого количества инфернально обаятельных мужчин я еще не видела ни в одном фильме! Как они это сделали, я не знаю, но я впервые лет за десять влюбилась в персонаж. И кое-кто мне тут же высказала свое полное согласие по поводу того, что любовь к актерам – это глупое занятие, а вот к персонажам – это самое то (и тут же был не к месту помянут Джек Воробей).
Так или иначе, но это знаменательное событие случилось: я ахала, вздыхала, прожигала взглядом дыры в экране и тайно поджидала фаустовского приятеля в надежде заключить сделку всей моей жизни. А виновником всего этого безобразия оказался стройный и длинноволосый мужчина в полосатом костюме, в элегантном жесте взмахивающий палочкой перед лицом вселенского зла. До того момента, как хитроумный костюмер выдал ему пиджак в полоску, я еще держалась. Но, увидев вышеописанное, поняла, что пути к отступлению отрезаны, и даже сильное зажмуривание уже не поможет, ибо образ впечатался во все глазные оболочки, и будет преследовать меня до конца жизни, или, по крайней мере, до следующей влюбленности. Я как раз взмывала на седьмые небеса, и любви моей исполнилась минута, как мне пришлось внепланово распрощаться с грезами, надеждами и выгодным контрактом, потому что героя моих мечтаний совершенно бессовестно убили. Так закончился мой самый короткий в жизни роман. Длился он 60 секунд, а жалела я о нем потом весь день.

Но я не виновата, просто в этом фильме оказалось слишком уж много мужчин, в кого можно без зазрения совести влюбиться. И даже Дамблдор приобрел некие ценные в моих женских глазах качества: как эффектно он исчез, хлопнув в ладони! – и не надо говорить мне умные слова с окончанием -филия, я знаю, о чем говорю. Да и Гарри Поттер находится уже в том возрасте, когда в него можно втюриться по полной программе, не теряя человеческого достоинства, и кое-кто шепчет мне на ухо: «О, а он уже вполне профессионально целуется». Но мальчики меня никогда не интересовали, сколько помню, я всегда влюблялась в мужчин старше себя и никогда – в ровесников (ну ладно, был один раз, но ничем хорошим для меня эта история не закончилась). Поэтому к хогвартсовским студентам продолжаю оставаться равнодушной…

Но вернемся к моим большим-маленьким бедам.
Когда я наконец осознала, что пусть бы даже Сириус Блэк выжил, вряд ли бы он провел оставшуюся жизнь одетым в один и тот же костюм и размахивающим волшебной палочкой – согласитесь, это нелепо, – и когда я поняла, что для любви нужно что-то более постоянное и основательное, я вспомнила про свои предыдущие симпатии. И вот тут попрошу не смеяться, потому что я на полном серьёзе (а влюбляюсь я всегда на полном серьёзе) со всей ответственностью говорю вам, что я безнадежно, печально фатально и безысходно влюблена (и кое-кому, кто уже занес руки над клавиатурой в намерении продублировать свое противное замечание, могу заранее ответить, что уж на шампунь мне денег хватит) в него. В Снейпа.

Состояние мое крайне тяжелое и по своему словесному выражению подозрительно точно совпадает с моим мнением по поводу отечественного кинематографа, сводясь к простому и вескому воспетому Пелевиным слову – ПИЗДЕЦ. И вот не надо злословить, и закатывать глаза, и приводить статистики, мне они сейчас – что слону дробина. Я совершенно и непоколебимо уверена в том, что Снейп – мой мужской идеал, средоточие всех тех невероятных качеств, что я в отрочестве с усилием заставляла себя видеть в окрестных дуралеях. И кое-кто может заканчивать наконец тянуться к клавиатуре – нисколько он не готичен. Равно как и вся история – не фентезийная сказка, и весь магический антураж в ней – просто фантик, равно как и аллегорий в ней – кот наплакал, и пусть дорогая переводчица заглянет в старые вузовские конспекты и освежит память, прежде чем бросаться странными заявлениями. Снейп самодостаточен, одинок, суров и, несмотря на все это, невероятно благороден… Словом, поиски мои закончены, мужчина мечты найден, Дмитрий Ревякин может вздохнуть свободно. Слов больше нет. Занавес.

Кстати, не подумайте ничего лишнего – это я все о киношном персонаже, книжный профессор зельеварения меня ну нисколько не привлекает. Госпожа Роулинг пишет прекрасно, нареканий нет, и даже к шероховатостям перевода к середине четвертой книги я привыкла, но нельзя же, нельзя жертвовать во имя сюжета характерами и превращать потенциально шикарные и многогранные образы в шаблонные и одномерные. Я понимаю, что Болливуд с выходом третьей книги нервно всем скопом отправился курить в коридор – такой я-твой-друг-я-твой-папа-истории остается только поаплодировать, и вполне можно попытаться оправдать попытку уважаемого автора найти на роль вредного плохого героя кого-то из старых знакомцев, но так проехаться по моему, напоминаю, мужскому идеалу – это уже слишком. Правда, Сириус хорош там до дрожи в коленках… может, стоит вернуться к нему?...

Словом, несовпадения киношных и книжных характеров такую бедную девушку, какой являюсь я, дезориентирует по полной программе. И вот побейте меня, а фильм мне нравится. И пусть играют отдельные актеры не очень сильно, пусть несовпадения в сюжете встречаются на каждой пятой минуте – я все равно еще не добралась до пятой книги, но люблю я такие вот слезедавильни хорошо знакомой детской любовью.
Словом, Телль в восторге, а Наполеон, тяжело вздыхая, лезет на полку за Кар Ваем…

@темы: impressions, Поттериана: взгляд из-за шкафа, 8/35 мм

14:19 

как снова ходила в кино, но на этот раз не влюбилась. не в кого, да и… пыльно…

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Сегодня ночью мы ходили смотреть «Звездную пыль». И впечатлений у меня – воз и маленькая тележка.
Собственно, все началось уже в зрительном зале в тот момент, когда изображение «поехало» по экрану. Сначала мы терпели два по полфильма, потом кто-то свистнул, потом мы покричали, потом кричал уже весь зал, а отдельные люди даже побежали за работниками кинотеатра после того, как достучаться до виновника всего этого безобразия, прятавшегося в своей будке, не получилось. Так уж случилось, что у меня в друзьях сплошные выпускники Института кино и телевидения, и я знаю, как они там следят за экраном, поэтому бухтела едва ли не громче всех. Спустя пару минут справедливость была восстановлена, и мы дружно поаплодировали этому знаменательному событию. И, видимо, совместное переживание неприятности сделало свое дело, и мы ржали аки кони и аплодировали всем залом каждой удавшейся шутке, и были в эти моменты как-то так особенно близки.

И вот мой вам хит-парад различных экранных моментов и несомненных удач:
1. Де Ниро – Шекспир. Великолепен, ради одного пиратского капитана можно было бы посмотреть фильм, даже если бы у него не было других преимуществ. Я смеялась до слез, потому как настолько колоритного персонажа давно не видела – определенно, Де Ниро на все сто процентов удаются комедийные роли. Он, конечно, не из тех мужчин, в кого я могу влюбиться, но харизматичен и удивительно целен, и мне сложно удержаться от пересказа особо удачных моментов, поэтому прикушу язык и не буду лишать вас удовольствия самим все это увидеть.
2. Мертвецы-принцы. Пока живы – отвратительны, мертвые же, собравшиеся в тесную компанию, так смешно «делают лица» и жестикулируют, что все вместе являются еще одним самостоятельным персонажем, наблюдать за которым – отдельное удовольствие. Особенно меня порадовало преображение последнего злодея и его недоуменные взмахи руками в знак изумления.
3. Козел. Интересно, как дядьке предлагали роль? «А не желаете ли сыграть козла»? так или иначе, но козел из него получился всамделишный, с такой чудной деревянной походкой.
4. Кадр – писание письма мамашкой главного героя. Желтые облупленные шкафчики и синее платье героини – идеальное цветовое сочетание, ни отнять, ни прибавить. Гениальное было бы фото. Жаль не нашла в инете этого кадра, поэтому киньте ссылку, если вдруг наткнетесь.
5. Процесс возмужания главного героя. Вот уж правда, мальчик вырос за неделю: от полного наивного кретина в начале до вполне себе самостоятельного и находчивого юноши в конце. И играет при этом актер не натужно, что не может не радовать.

А вот что не понравилось:
1. Звезда Ивейн. Актриса знакома откуда-то, но не помню ее совершенно, да это и неважно, играть она все равно не умеет. Создается ощущение, что училась актерскому мастерству она как максимум в школьном кружке или по фильмам с участием Камерон Диас. Вместо ужаса изображает на лице какую-то легкую брезгливость, злоупотребляет движениями бровей, они у нее летают по лицу (иначе не скажешь) на манер Люська Сорокина. На картинках – милая девочка, но стоит этой девочке начать корчить рожи, и красота попросту заканчивается.
Провал. Провал, дорогие организаторы кастинга. А то, что вы взяли ее еще и на главную роль – трижды ваша беда.
2. Сцена объяснения в любви звезды с тушканчиком. Так ужасна, что заслуживает отдельных нареканий. Мимические извращения достигают апогея.
3. Картинка в целом. Какие-то проблемы с цветовым балансом. Сразу рисуется перед мысленным взором фотошоп и бегунки в соответствующем инструменте. Слишком уж зелена картинка, слишком.

А напоследок вот вам страничка с удачными кадрами из фильма. Наслаждайтесь.

@темы: impressions, 8/35 мм

00:20 

о том, как закончилась сказка

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
И вот я закончила описывать свои впечатления от Поттерианы. Ниже вы можете прочесть их, но предупреждаю сразу: рецензия у меня вышла длинной; по школьной привычке, пафосной; и крайне бессодержательной, кроме того, несвободной от дублирующих друг друга абзацев.
Мыслей в голове, безусловно, намного больше, чем приведено в этой записи, но делать текст еще длиннее просто неприлично, поэтому я опустила и впечатления о Гермионе, и мысли по поводу главного хорвартсовского партизана Невилла (которого Темный Лорд выбрал-таки и даже собственноручно снабдил оружием), и многое-многое другое. Но и без того я растянула свои впечатления на четыре с лишним вордовские страницы, так что до конца дочитают разве что самые терпеливые.
Так что обратите внимание, я предупредила заранее.

Волдеморт-марионетка, Дамблдор-Снейп-Поттер как военный полигон, некоторые прогнозы + бонусные тезисы о Малфоях, бессмысленных смертях и Дамблдоре-"гее"

@темы: impressions, Поттериана: взгляд из-за шкафа, с запахом типографской краски

22:49 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Тех, кто это вспомнит, поцелую в нос)
Тех, кто расскажет, где купить - аж трижды)))


35.02 КБ


еще три подсказки

пришлось изголяться и делать ссылками/загружать на ljplus, чтобы стало видно наконец.
запись создана: 22.11.2007 в 16:39

@темы: impressions, 8/35 мм

20:55 

футбол и стихи

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
У меня отключился инет, а писать посты без него как-то тоскливо. То есть я понимаю, что это никак не связано, что можно, напротив, сидеть и спокойно кропать абзацы очередной записи с тем, чтобы опубликовать ее на следующий день, но все равно – настроение уже не то. И все же я попробую…



Летом я хожу на стадион
Я болею за Зенит: Зенит – чемпион!
Я сижу на скамейке в ложе Б
И играю на большой жестяной трубе…
Майк



На днях я слушала радио, и там как-то подозрительно часто гоняли песню про Зенит. И вообще, все в последнее время говорят только про Зенит. И я тогда не удержалась и спросила мужа:
- Слушай, а Зенит сейчас на каком месте?
- На первом, - сказал он, - Зенит – чемпион!
Он всегда издевается и говорит это.
- Блин! А на самом деле?
- Да на самом деле. Они вчера выиграли.
- Как?!...
Без шума, без пыли. И я подумала: да как же так? Во всегородском поклонении сине-бело-голубым раньше был определенный почти неуловимый шарм веры в аутсайдера. Необъяснимой, безапелляционной, преданной веры. А что теперь? Не будет больше шарфиков с цифрой 1984, отсылающей в год, когда мне было… короче, отсылает в год. Не будет хорошей мины при плохой игре и явных нелепых преувеличений степени заслуг любимой команды в оправданиях перед «ненашими», не будет горечи и дрожи в голосах за кружкой пива после очередного проигрыша и прочих забавных мужских ритуалов. То есть быть-то они будут, но в контексте недавней победы они уже не будут такими милыми и характерными.
Мне кажется, что это предел. Что это как свадьба в многосерийной мексиканской мелодраме, и после этой долгожданной победы единственно верным решением было бы просто взять и распустить команду. Очень был бы красивый жест и самая правильная точка, но кто меня спрашивает…
И кому интересно вообще, что футбол меня на самом деле жутко утомляет. Или раздражает – это по ситуации.



Зима застыла среди теней, завязла в сырой дремоте, я собираю в ладони дни, стараясь не растерять.
Он пишет красками на стене, мечтающей о ремонте, седое небо дрожит над ним и плачет в его тетрадь.
Аля Кудряшева


И я вот решила, что мне непременно нужна ее книга, тем более, что Житинский так настойчиво зазывал в магазинчик Геликона. Я вышла с работы и села на 62-ю маршрутку. Было холодно и пасмурно, я растирала пальцы и думала о том, что у нас в Городе есть четыре времени года: весна-осень, пекло или лето? (по ситуации), осень-весна и сумерки. И в наступающих сумерках мне как-то особенно тоскливо, особенно в момент, когда маршрутка выруливает в сторону Маринки и Площади Труда, и я вижу урывком Новую Голландию.
По осени я как-то шла мимо нее, смотрела на оставшиеся две стены с потемневшими от времени кирпичами, на знаменитую арку и на образовавшийся на месте главной городской тайны пустырь и думала, что никакая гаспромовская башня уже не покроет масштабы подобного невообразимого варварства. Новая Голландия была великолепна в своей давящей немоте, недосказанности и суровой лаконичности, а теперь вместо нее мы получим еще одну площадку для вялотекущих игр размалеванных паяцев.
Я шла, слышала гастарбайтеровские невнятные выкрики и глухой звук падающего кирпича и представляла себе этот остров нашей общей инфантой, которую все любили, говорили о ней с придыханием, восхищались ее чистотой, но никто никогда ее не видел, и вдруг ее схватили и бросили развлечения ради пьяным матросам, и каждый желающий может теперь прийти и поглазеть на нее, обнаженную и испуганную. Это все неправильно, а камни летят и летят. Через осень в зиму, и пыль попадает в глаза, выбивая слезу.
И в это время я как раз приезжаю на Васильевский остров. Он прекрасен, а воспетая Бродским, а вслед за ним и Сашей Васильевым, жаба в манжетах – это уже не про василеостровскую честь, это всего лишь наша случайная мачеха из Смольного, брезгующая сказать «здравствуйте» женщинам, ежедневно моющим ей полы.
И знаете что? Я совершенно не знаю Васильевского острова, я бываю там очень редко и всегда тороплюсь, не успевая толком рассмотреть его влажные глухие аллеи, немые подворотни и тихие ленивые улицы. Я всегда теряюсь в лаконичной геометрии линий и проспектов, нарезая свой путь не кругами, конечно, а какими-то замысловатыми зигзагами.
Вот и в тот день я шла, шла, и было холодно, и лужицы в тоненьких корках льда, мерзли руки, ветер вползал, врывался запазуху. Мне навстречу попалась девушка в черном пальто до пят с книгой Али, и я подумала: ну бывает же такое, а через минуту нырнула в подвальчик Геликона.
Там тесно и книжки по полкам, и как в импровизированном туалете посреди поля – прозаики направо, поэты налево. Продавец за компьютером курила, а я листала бесчисленные книги и вместо одной, набрала целых пять, а потом у меня закончились деньги. Зато теперь у меня на полке стоит не только Изюбрь, но еще и Ася Анистратенко (правда без Пеппилотты, что огорчает), Яшка Казанова (которую еще недавно я почти не читала и как-то не совсем воспринимала), еще одна Ольга Родионова и заодно Машенька Протасова, но эта – авансом, потому что девочка еще не расписалась в полную силу.
Так что, скорее всего, в скором будущем я буду много цитировать и кормить вас стихами.
А магазинчик на 1-й линии В.О., 28 сдаю с потрохами – мне там очень понравилось: недорого, тихо, накурено, хотя я сигаретный дым не очень люблю, но там он создает атмосферу. Я бы хотела работать в подобном месте: сидеть за компьютером, тихо пописывать тексты и продавать хорошие книги. И обязательно в очках. Да для меня это, собственно, вопрос времени, но когда они будут, я буду считать себя уже по всем статьям подготовленным продавцом книг…
А потом я опять петляла к метро: в спортивном ориентировании я бы сгинула и пропала бы без вести, но в этот раз смогла выбрать правильное направление по макдональдсовскому указателю. Ведь метро – это почти всегда один из относительно бесплатных сервисов в дополнение к основному меню…

:ps: этот текст написан большей частью полторы недели назад. За устарелость информации автор ответственности не несет)

@темы: Город, impressions, still life, с запахом типографской краски

Новейшие сведения о Великой битве в комнатах

главная