• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: с запахом типографской краски (список заголовков)
21:45 

предвкушение чтения

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
"Все свободны" вКонтакте хвастаются новым романом Питера Хёга, который называется "Дети смотрителей слонов". Я так и не успела почитать этого автора, хотя СК уже преподнесла мне пару его романов. Т.е. я даже не знаю, насколько этот автор действительно "мой", но уже чувствую в одном месте знакомый зуд и, как эпизодический безымянный герой Кальвино, готова читать книжку уже за название.
Что касается содержания, то обещают что-то совсем феерическое, что не соответствует моему представлению о Хёге, сформированному чужими отзывами и рекомендациями знакомых.
"Новый роман знаменитого датского писателя, автора «Смиллы и ее чувства снега», написан от лица 14-летнего мальчика, сына священника с острова Финё — самого благополучного уголка Дании.
Но родители исчезают. Необходимо найти их прежде, чем их найдет полиция. На помощь взрослых рассчитывать особенно не приходится, союзники Питера в расследовании — сестра, брат и фокстерьер, если не считать графа Рикарда — потомственного аристократа и бывшего наркомана, а ныне владельца психиатрической клиники. Поиски родителей приводят в межрелигиозную террористическую организацию, планирующую сорвать первый конгресс всех религий мира.
Попутно, пока не поздно, Питеру нужно своими руками организовать себе счастливое детство. И решить главный, самый трудный вопрос — как в 14 лет жить дальше".




Еще я забрала наконец-то свой книжный заказ:
- "Чудесная страна Оз", изданная Розовым Жирафом с иллюстрациями Юлии Гуковой, как и ожидалось, хороша. Хотя лично мне иллюстрации к первой книге о стране Оз нравятся больше, но это уже претензии к госпоже Гуковой. А если говорить об издательстве, то можно уверенно утверждать: РЖ по степени задротства относительно качества книг и уровню цен впереди планеты всей (но это заметно только если покупать напрямую от издательства, потому что магазины типа Буквоеда считают низкую стоимость книг поводом сделать наценку 200% вместо обычных 100% ). Они над каждой книгой корпят, как над Последней Книгой на Земле, выбирая бумагу, ковыряясь с версткой, отбирая лучшие иллюстрации - создавая в результате непохожие одна на другую, но при этом узнаваемые книги.
- "Тихая книга" - это маленькая книжка про юных зверьков, которые примерами из своей жизни иллюстрируют, какие дела можно делать тихо: есть леденцы, замирать на верхней точке американских горок или рисовать на стене. Получилась одна из лучших ностальгических книжек про детство.
- "Пендервики на улице Гардем" - вторая книга про сестер Пендервик. Пендервиков мало не бывает.
- "Битвы по средам" Гэри Шмидта оказалась приятным увесистым кирпичиком. Я повелась на моду, решив купить эту книгу, и пока не начинала ее читать. Но сам ее внешний вид располагает: плотные тонированные страницы, крупный шрифт, грубоватые графичные иллюстрации и иллюстрации, похожие на многократно увеличенный фотоснимок (смотришь вблизи - сливающиеся точки, смотришь издалека - объемное реалистичное изображение), рельефный картон "в клеточку" на обложке, тканый корешок, традиционная тесьма-закладки - в эту книгу вложено столько труда и заботы, сколько жалко будет потратить на ерунду.
- "Цацики и Вселенная" Мони Нильсон - единственный пункт от другого издательства, Самоката. Самокат всегда умел выбирать интересные книги для переводов и издания, но сейчас наши с ним вкусы немного расходятся. Я все жду авторов, похожих на Кристине Нёстлингер или Эльвиру Линдо, но сейчас это издательство все больше интересуется русскоязычными авторами, которых я побаиваюсь, хотя одновременно и жду Великую Книгу на Русском Языке. Но вот хотя бы третий "Цацики" появился, и я надеюсь, что эта книга больше похожа на первую, чем на вторую, на удивление занудную аж до середины.


@темы: с запахом типографской краски

19:18 

симурякры атакуэ

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Иногда просыпаешься и понимаешь: корона-таки жмет. И тогда ты садишься и пишешь вот такого рода текст:

"Я хочу написать идеальный текст, текст текстов, который будет состоять из отрывков из всего написанного когда-либо. Из этих осколков должна быть составлена новая мозаика. И из старых слов получится принципиально новая книга, совсем о другом, потому что это мой выбор, моя картина моего мира, которого еще не было и потом никогда не будет <...> При этом “обыкновенный” читатель, разумеется, не обязан непременно угадывать, откуда взята та или иная фраза. Мне важно, что идеальный читатель знает все. Простой читатель сразу догадается, что предложение “Да”, заключающее этот кусок, есть Джойсово “yes”, заключающее его роман. Но мне важнее, что идеальный читатель знает, что это “да” - последний ответ Велимира Хлебникова на вопрос крестьянки, в доме которой он уходил из жизни: “Ну что, трудно умирать?” Другой кусок, занимающий десятки страниц “Измаила”, - “Приговор”. Это раскавыченные обрывки из десятков - если не сотен - книг. Поставленные плечом к плечу обрывки стилей создают в этой мозаике взрывную силу такой мощи, которой у них самих никогда не было. Это приговор самим себе, России, жизни <...> Одна из линий в романе “Венерин волос” решает задачу воскрешения. “Ибо словом был создан мир, и словом воскреснем” - эпиграф из еще одной ненаписанной книги. Реальность, в отличие от слов, исчезает, и осколки ее продолжают существование лишь в залежах слов - в дневниках, воспоминаниях, письмах. Необходимо найти в бескрайних залежах мемуарного мусора именно те реалии, который окружали ту ростовскую девочку <...> И так же важно воскресить именно тот самый писчебумажный магазин Иосифа Покорного, и того вымуштрованного приказчика, и тех уличных торговцев леденцами у ворот школы, и ощущения гимназистки, важность цвета клякс-папира, тоску старой женщины, вспоминающей о том, как нужно было прикреплять к тетрадям ленты <...> Именно эти детали нужно воскресить, а никакие не придуманные. Иначе воскрешение не состоится. Слова - материал. Глина. Важно то, что ты из глины слепишь, независимо от того, чем была эта глина раньше. Теперь о тоне дискуссии <...> Они никак не могут понять, что я пишу не их, а очень другую прозу. Я делаю литературу следующего измерения. Они судят о моих текстах, как о своих, как если бы судить о межгалактическом отношении по падению яблока. К счастью, людей, которым литература важнее, чем окололитературные скандалы, больше."

То есть ты как бы и писатель, но при этом своего чего-то вырождать не надо, достаточно понадергать самых гениальных строчек у других и сшить их в единый текст.
Конечно, у авторов принято друг друга цитировать с разной степенью очевидности, это даже круто. Но составить текст своего романа на 100% из прямых цитат (как это выглядит)- на такое осмелился только Шишкин. За это он получил горсть премий, всеобщее внимание и прочие плюшки. И теперь он позволяет себе высказывания в духе "я творец следующего измерения, бля, мне даны полномочия оценивать других авторов на гениальность и мемуаро-мусорность, а ты, читатель, еще докажи, достоин ли ты моих нарезок книг".
Предлагаю наряду с жанром "советская чернуха" ввести еще один - "охуевший постмодернизм".
Вообще-то, мне было бы даже интересно почитать книгу-коллаж, но после таких высказываний что-то не хотца... А вы что думаете?

@темы: с запахом типографской краски

22:19 

книги 2013. часть 1

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я решила писать о подборках прочитанных книг, как это давно делает Ameko. Потому что это полезно для меня самой, в первую очередь, а еще побуждает поговорить на интересные темы.
Но только вот я чтец совсем медленный, поэтому буду дожидаться момента, когда осилю очередной десяток книг. Потому что подборки по месяцам обещают быть позорно скудными.





Итак, я добралась до второй части "Александрийского квартета" - это "Бальтазар" Лоренса Даррелла. Я попала в хрестоматийную ловушку читателей АК: читать дальше первой книги страшно, потому что добавлять что-либо к "Жюстин" кажется едва ли не кощунством - а вдруг все эти дополнения развеют магию первого романа. Оказалось же, что обещания восторженных рецензентов, отважившихся на чтение остальных частей квартета, оправдываются полностью: история начинает звучать глубже, сложнее, ранее второстепенные персонажи обнаруживают живые черты и выходят на первый план и огромный айсберг внезапно показывает кусок своей подводной части.
Наконец-то погружение в Александрию достигает уровня, когда и читатель вслед за писателем может проникнуть на ее улицы, увидеть ее красоту и уродство, столкнуться с ее злой волей. И устремиться дальше, в пустыню, почувствовать и горячий песок, и хруст соляной корки на болоте - глава о путешествии Нессима в родовое поместье впечатляет глубиной погружения. Это все особенно интересно, потому что мои знакомства с городами всегда начинались именно с книжных страниц.
Но главная тема романа, как автор признается напрямую - это исследование любви. И она действительно предстает во множестве ипостасей: жертвенная, ироничная, неистовая, тихая, безумная, преданная, ревнующая... Иногда начинает казаться, что кроме любви и ее бессчетных оттенков в этой книге ничего нет. Рассказ течет густо, обволакивает, через него пробираешься, не различая дороги, а Даррелл одного за другим препарирует персонажей, невзначай извлекает из разверстых грудных клеток бьющиеся сердца, а по вдохновению и прочие органы. Словом, сразу видно, кто из двух писателей-Дарреллов старший брат, а кто - младший.

читать дальше

@темы: impressions, с запахом типографской краски

19:51 

Скарлетт Томас "Наваждение Люмаса"

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Ну, что я могу сказать? Если коротко - то вот, я картинку сделала:



Могу подробно написать свои впечатления, если кому надо. Просто без стимула как-то жалко времени на разгромные отзывы...

@темы: с запахом типографской краски

20:25 

книги 2013

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
В этом году я решила снова поучаствовать в движухе Дочитайся до Апокалипсиса. 2011 у меня закончился провалом, в 2012 я поленилась составлять списки, но в этом году хочу снова попытаться.
Итак, вот мой книжный год (звездочками я пометила то, что буду перечитывать).

Прочитано: 55 (39+16)

I. Книги моих любимых воображаемых друзей (6)
II. Предположительно, шедевры (3)
III. Жвачка для мозга (7)
IV. Завалявшиеся на даче книги (7)
V. Не художественная литература (популярная физика, психотерапия, биографии..) (4)
VI. Сборники стихов (6)
VII. Детские книги (6)

Вне списка

LiveLib



@темы: с запахом типографской краски

03:31 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)


Розовый жираф готовится выпустить прекрасное.
болтология с сайта

@темы: с запахом типографской краски

05:28 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Кто читал "Похороните меня за плинтусом"? Расскажите о ваших впечатлениях.
Я все не могу понять, откуда у этой книги столько поклонников. Это же дрянь, хрестоматийная советская чернуха. Да, я считаю, что "советская чернуха" - это такой отдельный жанр в литературе (равно как "постсоветская чернуха" в отечественном кинематографе образца конца 80-х и 90-х годов), такая вот тошнотворная социальщина с конской долей безысходности. Зачем Санаев это писал? Не, ладно, зачем писал, это я понимаю. Но зачем он это решил продемонстрировать?
Я, кстати, смотрела пару интервью с ним: ощущение, что это прилюдное потрясание грязным бельем его заводит похлеще кокаина.
Иногда мне кажется, что поклонники этой книги либо психологические вуайеристы, либо просто не знакомы с действительно хорошей литературой о семейных проблемах.

@темы: с запахом типографской краски

02:36 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
«Я родился рядом с письменным столом».

Нелли Николаевна: «Он очень много читал. И когда дочитывал, обязательно говорил мне: «Прочитай». У нас было так: он читает днем, я читаю ночью. Даже когда он уже был в университете, это продолжалось. Он писал, что прочитал «Роковые яйца» или Ирвина Шоу, а когда приезжал на каникулы, то обязательно спрашивал – может, не прямо, но так, чтобы понять, читала я или нет».

Вспоминает подруга Александра, Светлана Шульц: «Мне Андрей рассказывал, как они летом выходили вместе гулять. Сашка садился и читал ребятам «Тома Сойера». Причем всегда был очень серьезен, когда проводил литературные чтения, и раздражался, если вдруг кто-то начинал хихикать. А хихикать, естественно, кто-то начинал, потому что Саша сидел с умным видом, да еще и с книгой. Он очень нервничал, ему не нравилось, когда все смеялись».

@темы: с запахом типографской краски, Саша

URL
18:22 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
А также спешу сообщить (на самом деле, не очень-то спешу, поскольку эту новость знаю уже давно), что великого и прекрасного Роберта Пирсига с его "Дзеном и искусством ухода за мотоциклом" переиздали. Аж дважды в этом году.



www.ozon.ru/context/detail/id/7579989/
www.ozon.ru/context/detail/id/7579981/

В серии "Альтернатива" на Озоне его уже нет, но, думаю, в других местах найти можно.
Для тех, у кого вкусы в литературе совпадают с моими: рекомендую настоятельно!

@темы: с запахом типографской краски

23:19 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
У меня навязчивая мысль, что концепт мира "Часодеев" Наталья Щерба списала с сериала "Грань".
Я сейчас читаю одно, смотрю другое: и там, и там наличествуют две параллельные вселенные, одной из которых грозит гибель при возможном столкновении, и которые разделяет временной разрыв; и там, и там ключевая фигура истории - человек, которого ребенком выкрали из параллельного мира и воспитали в нашем без информирования о его происхождении.

@темы: impressions, с запахом типографской краски, сериалы

05:29 

книги первой половины лета 2012

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
В деревне я обычно читаю всякую шелуху, устраивая отпуск мозгам, и просто легкие приятные книжки. Ничего интеллектуального, ничего шедеврального за редким исключением. Эта привычка сложилась под гнетом суровой необходимости сплавить куда-то книги, купленные импульсивно в СК или в качестве нагрузки на Озоне (согласитесь, проще купить лишнюю пару книг по 40 рублей и получить бесплатную доставку, чем не покупать их и платить за доставку те же 80 рублей). Короче, участь "отвезти на дачу" у меня постигает не только шмотье, старую технику и т.п., но и печатную продукцию.
И вот что я тут успела прочитать помимо упомянутых "Отеля Нью-Гэмпшир" и "Vita Nostra".

Джеффри Форд "Год призраков"

Форда, которого мне подарила Джу, я начала читать давно, а потом отложила в ожидании более подходящего настроения и, надо признаться, пролежала на полке эта книга довольно долго в силу моей дурной привычки начинать и бросать чтение. И вот я ее дочитала!
Это почти безупречная книга о детстве. Она начинается с того, что в маленьком американском городке компания детей решает расследовать, что за бродяга и с какой целью подсматривал за мамашкой одного из этих детей. Они притаскивают на место происшествия пса, типо, давай, Бобик, бери след, а потом и прямо-таки находят след на земле, выкапывают, погружают кусок земли со следом в шляпную коробку и обзывают это безобразие "уликой". (Ну, или сначала была "улика", а потом Бобик - не важно). Согласитесь, если подобных эпизодов в детстве у кого-то немного, то такое детство можно назвать скучным и вообще зря прожитым.
Дальше в книге еще больше офигенно милого "типично детского". В меру крутой подросток, который любит поиздеваться над младшим братом, но защищающий его от мелких врагов, а еще строящий в подвале из всякого хлама макет своего городка. Ну, и, собственно, сам младший брат (по совместительству, рассказчик) - рефлексирующий пацаненок, пугающийся гипотетических призраков и решающий вести тетрадь с наблюдением за жизнью соседей по улице. А еще их младшая сестра, про которую учителя не могут решить: вундеркинд она или отсталая - она лихо умеет вертеть самокрутки, а еще у нее есть альтер-эго, два воображаемых друга и воображаемая училка. У этой троицы имеются фактурные родственники: маман - птица-алкоголица, вечно работающий отец, бабушка-гадалка, потрясающая дубинкой первого мужа-полицейского, и дед, татуированный бывший любитель поискать себе на пятую точку приключений по всему миру.
Роман чуть ли не полностью состоит из слежки за подозрительным незнакомцем, выполнения дурацких домашних заданий, поисков пропавшего мальчика, вылазок в ближайший лес, ведения дневника наблюдений за соседями, изобретения костюмов для Хеллоуина, игр с макетом под названием Драный город, воображения, будто все самые интересные приключенческие романы пишутся об одном человеке, и тому подобных вещей. Даже удивительно, насколько похожи детства детей разных стран и разного культурно-временного контекста. И было бы чудесно, если бы книга заканчивалась ничем, как заканчивается неопределенностью любое детство, миллион маленьких историй которого обрываются на полуслове, а совпадения так и остаются совпадениями. А тут лежит спойлер. Не будь этого сведения концов с концами, и "Год призраков" стал бы новым "Вином из одуванчиков", но не полусладким, а вполне себе сухим.
Лично я предпочитаю считать, что последних страниц книги не существует.

"Ты его не знаешь" Мишель Ричмонд
"Утешение странников" Иэна Макьюэна
"Собиратель автографов" Зэди Смит
"Империя ангелов" Бернарда Вербера

@темы: impressions, с запахом типографской краски

15:10 

Vita Nostra

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
"У каждого в мире есть шанс встретить того, кого он сам когда-то произнес вслух..."

Главное впечатление от "Vita Nostra" Дяченко: "Это как если бы Виктор Пелевин решил написать "Гарри Поттера".

П.С.: в комментариях спойлеры!

@темы: чужие строчки, с запахом типографской краски, impressions

20:55 

"Проходи мимо открытых окон" (с)

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я прочитала "Отель Нью-Гэмпшир" Джона Ирвинга.
С одной стороны, это "вот что я люблю!" (с), с другой - некоторые достаточно длинные эпизоды хочется просто вычеркнуть.
В фокусе большое безумное семейство: отец, мечтающий о собственном отеле и слепой ко всему остальному в жизни; находящая то ли мудрость, то ли слабость ему не мешать мать; старший сын Фрэнк - гей, зануда и начинающий таксидермист; старшая дочь Фрэнни - отчаянная грубиянка с "самой красивой задницей"; средний сын Джон - беспрерывно рефлексирующий качок; младшая дочь Лилли - слишком маленькая, слишком серьезная и старательная; младший сын Эгг - модник и неряха. И все вместе, следуя за полетом мечты своего папеньки они носятся по миру, пытаясь реализовать главную грезу его жизни...

"...так вот мы приближались к Рождеству:размышляя о росте, подслушивая любовь, отказываясь от ванн, подбирая подходящую позу для мертвой собаки, бегая, отжимая тяжести и надеясь на дождь".

Два отеля "Нью-Гэмпшир" (даже три), два медведя, два Фрейда, еще аннотация на обложке обещает два изнасилования, но, если честно, их там несколько больше, и это одна из линий повествования, которую хочется укоротить. У маэстро Ирвинга, по ходу, срыв башки на почве изнасилований.
Но если отвлечься от этой и некоторых других линий и эпизодов, от очень странной мотивации некоторых слов и поступков героев, то в остальном роман очень и очень хорош.
Может ли остаться без внимания и отдельного поста роман о грусти, которая не тонет, любви, которая не тонет, и судьбе, которая преследует? Роман о семье, члены которой постоянно ходят ко краю, постоянно находятся на границе с бездной отчаяния и после очередных (весьма частых) выяснений, кто из них является большей жопой, напутствуют друг друга: "Проходи мимо открытых окон". Это роман об ангелах-хранителях (в формулировке Ирвинга, "умных медведях", без которых никуда), об ангелах смерти (опять-таки, в формулировке Ирвинга, это Грустец, принимающий форму то старой собаки, то ее жуткого чучела, то портновского манекена, то бомбы...), о фрейдизме и фатализме, о любви к собственной сестре, о внутреннем сломе и преодолении, о воплощении грез и принятии реальности. И об обыденности необычного. В этом романе никого не смущает, к примеру, что по улицам послевоенной Вены ходит медведь.
Мой любимый герой здесь - Лилли. Еще мне симпатичны Фрэнк и Айова Боб, но все же Лилли - главный фаворит.дальше спойлер

И еще несколько удивительных цитат

"Так мы и пытаемся мечтать. Так мы придумываем свою жизнь. Из нашей матери мы делаем святую, а отца превращаем в героя; и чей-то старший брат и чья-то старшая сестра - они становятся нашими героями тоже. Мы изобретаем то, что любим, и то, чего боимся. Всегда найдется утраченный храбрый братишка, и утраченная младшая сестренка тоже. Мы придумываем и придумываем: лучший отель, совершенная семья, курортная жизнь. И не успеваем мы вообразить себе эти вещи - они от нас ускользают. <...> Нравится нам это или нет, но все происходит именно так. А поскольку все происходит именно так, нам нужен хороший, умный медведь, и ничто иное".


@темы: impressions, с запахом типографской краски, чужие строчки

03:22 

"Дом, который..." и "Александрийский квартет"

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я прочитала, что название книги, задуманное самой Мариам, было "Дом, который...", и мне оно больше нравится.
Очень жаль, что я не прочитала эту книгу в период с 14 до 18 лет. По-моему, это такая классическая настольная книга подростка: с тинейджерским мировоззрением, тинейджерскими идеалами, тинейджерской эсхатологией и проблематикой. Со всей этой незрелой высокопарностью и наивностью, с персонажами, которые говорят и поступают так, как никто не говорит и не поступает в жизни, но рисует именно такие поведенческие паттерны в своей голове. В этом есть что-то ностальгичное, поэтому даже взрослые тетеньки любят "Дом...", я читала их восторженные отзывы.
И я знаю, что многие из моих читателей уже эту книгу прочитали и, что называется, adore.
Вот вам кто из героев наиболее симпатичен? Мне нравятся Рыжие - оба, еще Горбач, Слепой, Сфинкс и Русалка, и, конечно же, Стервятник.
А еще в этом романе есть пара линий, сюжетно перекликающихся с моей собственной недописанной историей, но я не скажу пока, какие.



Еще я дочитала первую часть "Александрийского квартета" Лоренса Даррелла. Я читала эту книгу долго, очень долго, как и все любимые романы, которые я не могу проглатывать, а могу только смаковать по 5-10 страниц.
Говорят, дальше будет интереснее, говорят, дальше будет политика и все такое. Но, честно говоря, я немного побаиваюсь, потому что первый роман так хорош и целостен в качестве лиричной, трагичной, печальной любовной истории, что не хочется видеть в нем что-то социальное. Зато интересуют те герои, которые прошли пунктиром, а дальше, кажется, о них будет подробно.
Столько пронзительности, столько рефлексии, столько внимания к оттенкам чувств - это что-то невероятное. Немного похоже на Кортасара.
Разве что образ Города не очень удался, он не предстает одним из героев романа, хотя автор очень настойчиво это декларирует. Но он приближается к Александрии, подходит со всех сторон, а внутрь как будто не попадает. Но очень старается.
Зато насколько прекрасны люди со всеми их победами, поражениями, слабостями, отчаянными попытками прикоснуться друг к другу, со словами, которые они не успевают друг другу сказать. Смотрите, что Даррелл пишет в рабочих заметках о них:
"Жюстин: стрела во тьме.
Клеа: тихие воды боли.
Нессим: гладкие перчатки, лицо - заиндевевшее стекло.
Мелисса: повелительница скорбей.
Бальтазар: сказки, работа, незнание."

Какие все-таки порой книги продаются в нашей комиссионке за 30 рублей!


@темы: с запахом типографской краски, impressions

04:36 

"Смотри, как горят эти книги..."

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Я надеялась на красивую теплую осень и бесконечную движуху, чего не случилось.
На самом деле мне не дает покоя та странная осень десяти-кажется-летней давности, когда до октября было непривычно жарко, Орасио купался, а я ходила в футболках, мы со Сверкером показательно не разговаривали, изредка огрызаясь друг на друга, я писала маслом картину на день рождения С., на этой картине было такое же жаркое солнце, как и в небе на тот момент, но только слепое...
С тех пор каждую холодную промозглую осень я считаю заговором лично против меня.
Я пытаюсь как-то себя взбодрить, но настроение скачет от легкого мажора в глубокий минор или, скорее, апатию и безразличие. Мне нужно, чтобы рядом постоянно был кто-то, чтобы набираться у него смелости и радости. Так курильщик, потерявший зажигалку, постоянно вынужден прикуривать сигареты у других людей...
И все же у меня есть немного радующих вещей: туалетная вода с травяным запахом, закладки с Гагариным, несколько хороших книг, выпавшие в РС профили интересных людей, удобные полусапожки (привет от капризных стоп), новые доктор Купер и доктор Хаус (и доктор Рид в перспективе), простые хлопковые шторы. Я ощущаю себя девочкой, которая имеет права на платья, глупость и влюбленность в профессора Снейпа (он ведь тоже доктор, если вдуматься). Однажды я соберусь и напишу девичью конституцию, где по пунктам будет описано, на что имеет права каждая жительница Внутреннего Иерусалима.
Дворники возят огромные кучи грязных листьев в ваннах, поставленных на тележки.
У помойки кто-то оставил огромного плюшевого слона размером с меня и каких-то адских вульгарных цветов.
В спортзале я настойчиво выбираю 47 шкафчик. Это такая дань внутреннему Шелдону.
Мне продали старые марки с Ораниенбаумом 2002 года выпуска.
Инджапан стал переводить слово "pullip" как "винни-пух губа" - в этом есть доля адского шапито. А я ужасно хочу себе Мелиз и Диту.
А в метро совершенно случайно столкнулась с той самой С., но сама она меня то ли не заметила, то ли не узнала, то ли сделала вид, что не узнала. Я почему-то растерялась и промолчала, и всю поездку смотрела ей в спину, и внезапно поняла, что ужасно по ней соскучилась, но одновременно не хочу с ней общаться и понимать, что она совсем не такая, как я предпочитаю ее помнить. Тебе было больно и как-то неловко, и ты чувствовал себя, словно вор.
А у Аквариума новый альбом, я уже успела послушать самые ожидаемые треки. "Красная река" стала такой слаженной, уверенной, выверенной, без тех мучительных метаний, сомнений, что были на концертах, в ней больше драйва и меньше боли. Студийная "Назад в Архангельск" напористей и ярче, чем была лайф, и в ней БГ поет таким хриплым голосом - вспоминается все от "Таможенного блюза" до "Древнерусской тоски", и вертолетные лопасти крутятся, и какой-то суровый север в этой песне, она на самом деле очень "аквариумная", в лучших традициях. И моя любимая "Огонь Вавилона", которая, в отличие от концертных вариантов, на альбоме неспешная, с мотивами регей, в ней есть все то, что я ждала от "Человека из Кемерова" и чего там не оказалось, все эти: "Он приходит, когда к этому никто не готов. Старомодно учтив, как в фильмах 30-х годов" и "Ты выходишь к воротам чтобы принять угловой –Вавилон играет в футбол твоей головой". Собственно, не понятно, почему я ждала всего этого от "Человека из Кемерова", скорее всего, я просто с тех самых пор ждала именно эту самую песню, и БГ ее написал - опять-таки - лично для меня. И все ругают июньский концерт в Ленсовета, якобы звук был ужасный, но это был отличный, невероятный концерт с самой пронзительной и смелой "Огонь Вавилона"...
И два Майкла - Фрейн и Каннингем - прекрасны. Первый пишет о детях так, как будто законсервировал где-то внутри маленького мальчика и понемногу откусывает от него, а второй влезает под кожу любой женщины так, что они сами этого не замечают.
В топике о прочитанных книгах на одном известном форуме спрашивают о любимых литературных героях-мужчинах. Я называю Орасио Оливейру, полковника Аурелиано Буэндию, Снусмумрика и Снейпа. Вавилон никогда не был властен над тобой.


@темы: impressions, still life, с запахом типографской краски

00:48 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Публичная библиотека Амстердама. В ней есть Зона тишины: "Здесь нельзя разговаривать и говорить по телефону, зато можно читать книги". Филиал рая на Земле...



Фоторепортаж о всей остальной амстердамской ПБ здесь

@темы: галерея находок, с запахом типографской краски

06:58 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
02:54 

великая и прекрасная...

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
...Анджела Картер. В литературе она занималась примерно тем же, чем Сальвадор занимался в живописи. Но тоньше, элегантнее, чувственней, потому что она была девочка.
В том, что ее романы не стали в России гиперпопулярными даже есть своя прелесть: зато она принадлежит только мне, и нет необходимости делить ее со всякими "интеллектуалами" и видеть ее книги в соседстве с Коэльо и ему подобными.


@темы: с запахом типографской краски

22:26 

34/52 (как я сходила на Книжный Салон)

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
В этом году на Салоне было очень круто от того, что было целое море книжек с картинками. Наконец-то наши издатели поняли, что нужно издавать!
Собственно, купить все интересное я не смогла, для этого нужны капиталы Абрамовича или небольшого королевского семейства, поэтому ограничилась теми книгами и открытками, которые давно хотела для себя приобрести плюс несколько приятных сюрпризов.
С художественной литературой было кисловато, поэтому я только мельком ее посмотрела и ничего не купила.
Цены чаще всего радовали, но второй год замечаю тенденцию к жлобству у Самоката (поэтому в следующем году ничего у них покупать уже не стану), а еще Лавочка Детских Книг обходится дорого, поэтому я осталась без книги про историю иллюстраций к "Алисе", увы.
Цены я в скобках подписываю, чтобы вам можно было сравнить их уровень и определиться, идти на следующий Салон или нет. И себе на будущее, чтобы планировать бюджет через год))



На этой неделе я люблю следующую печатную продукцию:
1. "Стойкого оловянного солдатика" и "Диких лебедей", иллюстрированных Ломаевым (230+250)
2. "Босую принцессу" с иллюстрациями Олейникова и еще сказки Андерсена, на этот раз иллюстрации Диодорова (250+350)
3. книжку "Девочки" Липатовой, которую давно думала прочитать, но мне как-то не попадалась. оказалось, что там картинки тоже достойные (100)
4. книги с фотографиями Антощенкова (300+350)
5. открытки ИД Мещерякова (от 140)
6. очередную стопку книг от Самоката, но это был последний раз, когда я покупала их книги на салоне. все же в издательстве неприятно дороже, чем в инет-магазинах (от 200)
7. "Алису" с иллюстрациями Гуковой. на самом деле, это не книга, а блокнот с иллюстрациями и цветными страницами, там какбэ можно написать свою собственную "Алису". Розовый Жираф такое выдумал, если кому интересно (250)
8. еще две книжки про котов ( в "Котлантиде" отличные картинки) (230+250)
9. "Волшебную лавку" с иллюстрациями Челушкина (400)

@темы: this week I love..., с запахом типографской краски

22:54 

32/52 (еще спецвыпуск. роман с романом)

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)


На этой неделе - коллаж о любимых книгах. На самом деле их куда больше, чем 9 штук, и очень многое осталось "за кадром", поэтому тут всего лишь фрагмент моего идеального книжного мира:
1. Кадзуо Исигуро "Не отпускай меня". Я считаю, что каждый человек похож на некий струнный инструмент, изначально он настроен идеально и струны у него в порядке. А потом в процессе жизни какие-то струны местами стираются, лопаются, "расстраиваются", и в результате каждый из нас имеет свою "картину поломки". Так вот этот роман написан для очень специфически поломанных людей. Другие не поймут.
2. Хулио Кортасар "Игра в классики". В идеале ее нужно читать в обоих переводах - получается совершенно чудесный стереоэффект, и книга "звучит" объемнее.
3. Джон Фаулз "Любовница французского лейтенанта". Фаулз знает все о том, зачем живут люди.
4. Анастасия Гостева "Дочь самурая". Это кодекс настоящей женщины, я считаю. Учить наизусть!
5. Анджела Картер писала самые крышесносные романы. Ее считают представителем магического реализма, но вообще она писала чистейший хрустальный сюр.
6. Роберт Пирсиг "Дзен и искусство ухода за мотоциклом". Лично я считаю, что мир живет по правилам, которые сформулировал товарищ Пирсиг, за что огромное ему спасибо, меня бы на такой труд не хватило, но я считаю, что это должны знать все.
7. Габриэль Гарсия Маркес "Сто лет одиночества". Маркес занет все о том, кто мы есть.
8. Михал Айваз "Другой город". Вы влюблялись в города по книгам? Я - да. Это роман о Праге, и несмотря на то, что концентрация сюра в нем запредельная, ни один другой роман не описывал Прагу настолько близко к тому, чем она и оказалась, когда я ее увидела.
9. Милорад Павич знает все о том, откуда мы появились.

Удачного чтения под одеялом! Не забудьте взять с собой фонарики!

@темы: с запахом типографской краски, this week I love..., impressions

Новейшие сведения о Великой битве в комнатах

главная