05:22 

книги 2015. часть 2

Savelle
"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)


Карина Добротворская "Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже"
"Мне не нужна твоя правда, мне нужна твоя вера" (с)
Есть книги такого вида: их вроде как совсем не собираешься читать, но они сами постоянно бросаются в глаза и лезут в руки, и в результате словно заставляют себя купить. Так было и в этом случае. Я вообще не очень люблю читать мемуары о ком-то, личные дневники, письма, особенно если речь идет об умершем человеке, потому что публикация подобных материалов кажется мне не совсем этичной. Читаю такое я только о тех людях, кого люблю и с кем уже иначе познакомиться никак не смогу, а обычному праздному интересу не потакаю, вот такая я молодец. В случае же с книгой Карины Добротворской начала работать та самая вышеуказанная книжная мистика: я увидела ее где-то в интернете в обзоре новинок, почитала аннотацию и решила, что мне, наверное, не надо, а потом как пошло-поехало... Она начала попадаться мне не просто везде, а еще и в какие-то моменты задумчивости и сосредоточенности на своем. То на форуме про нее пишут, то целая огромная рекламная выкладка в Доме книги, то еще что-то. Когда я взяла ее полистать, в принципе, все со мной было уже понятно. Ну, и поскольку весь прошлый год (я, как и многие другие неоригиналы, где-то внутри считаю годы от сентября) у меня прошел под знаком "еще пару книжек и всё", я в числе очередных купила этот томик себе в подарок на Новый год.
У меня есть забавное свойство: листая книгу в магазине, я всегда открываю ее на том месте, где написано про меня (если в книжке вообще есть хоть что-то про меня). Если таких мест я открываю подряд два-три, то мне начинает казаться, что про меня вся книжка, я ее покупаю, а потом (обычно) оказывается, что все про себя я прочитала еще на кассе. Книжка Добротворской из этой серии. Там про меня оказалось не так уж и много, как ожидалось.
Это очень страшная книжка. Хотя, конечно, не много кто увидит самых жутких монстров, прячущихся там по углам и обнаруживающих себя косвенно, мимолетом, в каких-то незначительных для сюжета деталях. Читатели разделились на тех, кто считает эту историю красивой, пронзительной, печальной и искренней, и тех, кто считает, что это отвратительный рассказ о жизни глупой девушки с алкоголиком и наркоманом. А я считаю, что это пронзительный, печальный, искренний рассказ о жизни с алкоголиком, а еще и несколько небольших рассказов о другом. И страшен он именно потому, что все самое лучшее, возвышенное и вдохновенное в этой жизни намертво сплавляется со всем уродливым и разрушительным, все это становится неотделимым одно от другого. Любовь становится возможна только одновременно с гниением. Алкоголик - это же не только нажратое невменько, это изначально грандиозная, ослепительная, харизматичная, но, увы, очень слабая и чувствительная личность, которая не может осуществить свои амбиции и таланты. Тут, конечно, много можно рассказать о зависимых семьях, прямо по пунктам с примерами из книги; вообще эта книга - must read для студентов психфака, которым читают курс про зависимости или про психотерапию семейных пар. И, на самом деле, если быть не совсем дурачком в понимании человеческой природы, все прекрасно понятно: и почему жила, и почему жила так, и почему ушла, и почему продолжала любить, и почему во всем рассказе, сколь бы ни было больно его читать и о сколь ужасных вещах ни шла бы речь, нет ничего грязного и отвратительного. Ибо честность по отношению к себе и разбор своей жизни для себя же - это всегда чисто. Тут, собственно, все просто: во что веришь - то и правда. Это действует и для читателей: видишь грязь - задайся вопросом, где грязно, в книге или все же в твоей голове. Да и Сергей немного лукавил, ему не ее, ему своя правда не нужна была.
Удивительно еще вот что: Карина так проникновенно пишет о кино, обо всей творческой среде тех лет, сложившейся вокруг кино, что я полезла на Кинопоиск смотреть всех этих людей и кто что из них наснимал... а там чо-то жесть а-ля "Горько" и "Сваты". И как-то рассыпался сразу весь карточный домик.
Зато здесь работающие на сюжет фотографии. Иначе и быть не может, ведь здесь все прожито. Но все равно думаешь, читая: здорово, с фотографиями получается дополнительный объем. Пример книги, в которой фотографии не работают никак, будет потом в одном из последующих постов с отзывами.


Николас Шуфф "Видимые-невидимые друзья"
Вообрази меня, вообрази меня полностью!
Книжка милая, но проходная. Но милая. Но проходная. Она состоит из небольших рассказов, в которых разные дети сталкиваются с какими-то своими детскими трудностями и выходят из них при помощи то ли воображаемого, то ли настоящего зверя. Девочка волнуется перед предстоящим выступлением - и журавлик помогает ей обрести уверенность. Другой девочке кошка помогает зашить дыру на платье сестры. Мальчик уносится на нарисованном коне, потому что больше не может слушать, как ссорятся его родители. Такой вот небольшой сборник рецептов о том, как справляться с проблемами силой воображения, приправленный так необходимой детям магией.
Типичная толькодетская книжка, без второго дна для взрослых.

Ив Греве "Мето"
Из жизни картонок
Типичный образчик литературы янг эдалт: постапокалипсис, деление героев на черных и белых с небольшим количеством серых - для воспитательных целей, полное отсутствие продуманности мироустройства, едва ли не демонстративное пренебрежение обоснуем.
Пока читатель знакомится с этим трехтомником, он не перестает задаваться двумя вопросами: "зачем?" (относительно сюжетных ходов или описываемых законов и правил жизни) и "ты чо такой тупой?" (в отношении всех героев подряд и самого автора - особенно). В книгах, как в вязании не очень умелой мастерицы, провисает вообще всё. Там есть куча нестреляющих ружей, герои не развиваются, правила жизни, держащие детей в узде, совершенно тупые, взрослые еще тупее, а весь мир существует так, как решил автор, только его, автора, волевым усилием.
Куча мальчишек самого стремного возраста живет в Доме, и по возрасту их делят на четыре группы, всех переростков забирают, на их место присылают малышей. При этом общее количество пацанов вроде как неизменно, но в зависимости от потребностей автора постоянно варьирует. Ну да ладно. Живут они по каким-то абсолютно жестяным и дюже странным правилам с постоянными наказаниями за всякую фигню. Если жесть у Оруэлла сюжетно обоснована и внутренне логична, то у Греве жесть только во имя жести, эффекта и "потому что я так сказал" - чувствуешь себя обманутым как-то. Однако же возможностей пообщаться и посекретничать хоть отбавляй, но ими все равно никто не пользуется - а зачем, если можно изобрести головоломные и опасные способы вместо простых и безопасных. Сами мальчишки скучные и одинаковые, отличать их по именам и чертам характера учишься только к середине второго тома. Опять-таки, куча пацанов без единой девочки в самом стремном возрасте: эй, автор, где все пубертатные кошмары? Не, я понимаю, что ты не слеш пишешь, но и не производственную поэму об эксплуатации биороботов, подростки должны быть живыми.
И так исключительно во всем. Можно было бы продолжить, но по горячим следам это еще увлекательно, а спустя месяцы - уже лень.

@темы: с запахом типографской краски, impressions

URL
Комментарии
2015-07-24 в 21:35 

fairy queen
sooner or later one way or another
Очень ты правильно про Добротворскую пишешь, да.

2015-07-24 в 23:24 

Savelle
"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
fairy queen, а я боялась, что тебе не понравится...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Новейшие сведения о Великой битве в комнатах

главная